Психологи утверждают, что для хорошего настроения нужно ежедневно обнимать 8 человек. Ну, или дать одному в морду.
Ничто так не ранит человека,
как осколки собственного счастья…

Их было четверо. Четверо друзей.
Филипп – самый младший из них, которому недавно исполнилось семнадцать – уже довольно долго баловался наркотиками, вследствие чего страдал небольшими провалами памяти и лёгкой «заторможенностью». Денис, которого все звали Дэном, был местным ловеласом. Он был не в силах пропустить ни одной юбки и ни о чём ином думать по природе своей был не в состоянии. Андрей, самый старший из них – девятнадцатилетний парень – был влюблён в точные науки и получал удовольствие только от метафизики и высшей математики. Ах да, ещё он увлекался психологией, играл на скрипке, читал классику…но это к слову. И Руслан, которого все звали попросту Ланом, самый (я не побоюсь тавтологии!) стандартный из всех самых стандартных стандартного стандарта. Однако в последнее время он решил соригинальничать и стал обучаться игре на гитаре. Впрочем, если я не ошибаюсь, это тоже входит в стандартный пакет стандартного тинэйджера.
Что объединило их? Понятия не имею, и не спрашивайте. Но дружили они уже давно и неразлучно. Хотя ни одинаковые увлечения, ни одинаковые мировоззрения, ни даже одинаковые учебные заведения их не объединяли.
Но и это было бы ничего, однако четверо эти мальчишек умудрились подружиться с Софочкой – женщиной, сдававшей им квартиру. Муж у неё был моряком дальнего плавания, виделись они крайне редко, но Софочка его боготворила и каждой встречи ждала с нетерпением. У неё было четверо детей, поэтому она не работала, жила за счёт мужа и сдавала квартиру своего брата, являвшегося коллегой мужа Софочки, четырём друзьям. Собственно, она жила по принципу 3К: Kuche, Kinder, Kirche (кухня, дети, церковь), чем бесконечно гордилась.
Был вечер. Это был один из тех немногих вечеров, когда все четверо друзей собрались вместе и были почти до омерзения трезвыми и ясно мыслящими (за исключением Фила, конечно). Разговор не клеился, телевизор не работал, по радио крутили сплошную попсу, комп случайно уронили с восьмого этажа на последней вечеринке, книги Андрея тогда же сожгли, играя в «Костёр инквизиторов», у Филиппа закончилась травка, у Руслана лопнули три струны на гитаре, и, что самое ужасное, Дениса второй раз в жизни бросила девушка. Причём та же, что и в первый. На Дэна нашёл жуткий депресняк и его настроение моментально передалось остальным.
В конце концов Андрею это надоело и он решил хоть как-то утешить друга:
- Слушай, Дэн… Не расстраивайся ты так! Всё у тебя получится! Один из главных законов НЛП…
- Чего?.. – удивился Филипп.
- Нейро-лингвистического программирования, Фил… И не перебивай.
- Ну типа понял. Ну типа не дурак, - согласился Филипп и откинулся на спинку дивана.
- Так вот, этот закон сформулирован в одной простой модели под названием ПДПР, что означает: Пробуй, Действуй, Получай Результат, - Андрей закончил свою торжественную тираду и уставился на Дэна в ожидании того самого результата.
- ПДПР говоришь? – фыркнул Денис. Андрей кивнул. – У меня всё сложнее. У меня модель называется ПДПДВРНХНП.
Андрей смешно нахмурился, напрягая свои серые клеточки.
- И что это обозначает? – наконец сдался он.
- Пробуй, Действуй… Пробуй, Действуй… Всё Равно Ни Хрена Не Получишь, - расшифровал Дэн и тоже откинулся на спинку дивана.
- Пессимист ты, Денька! – вздохнул Андрей.
- Ты же говорил, что он оптимист! – встрял в разговор Руслан.
- Это был нечётный день, - ответил за Дрона Филипп. – По чётным у него другая философия.
Лан хмыкнул.
- Сегодня семнадцатое, Фил! – возразил Андрей.
- А, да? Ну, значит, наоборот…
Разговор на этом иссяк и их опять придавило тишиной к дивану.
- Нет, ну правда, ребята, так нельзя! – не выдержал Руслан. – Что мы, действительно, как дохлые тараканы?
- Я не понял, Лан, у тебя есть деловые предложения? – тихо спросил Денис.
- Не ори на него! - защитил друга Филипп.
Минуту все молчали. Потом рассмеялись.
- Н-да… Мы тут скоро глотки друг другу перегрызём! – подвёл итоги Андрей.
- Может, мне к Наташке сходить? – спросил у друзей Денис.
- Да нет, ну… это не дело! В кои-то веки мы собрались все вместе, и что – сейчас опять расползёмся, как дохлые тараканы? – возразил Руслан.
- Слушай, Лан, у тебя какой-то нездоровый интерес к тараканам, - протянул Фил.
- Нет, Лан прав! Надо что-то делать…Вот только что? – Дэн с трудом встал с дивана и начал мерить комнату шагами.
- Может, сходим в какой-нибудь клубняк? – предложил Фил.
- В какой? – возразил Андрей. – У нас в городке всего четыре клуба. Первый – для детей – закрывается в одиннадцать вечера. Сейчас уже пятнадцать минут двенадцатого. Второй… в него нас не пустят после того, что мы там натворили в прошлый раз…
- А что мы натворили? – нахмурился Фил.
- Никто не помнит, но нас не пускают… В третий мы ещё детьми поклялись на крови не ходить, так как там крутили «Тату»…
- В детстве? Это было в позапрошлом году… - поправил друга Руслан.
- Неважно, - отмахнулся от него Андрей. – И последний – четвёртый клуб – «Голубая устрица»… Идите без меня.
- М-да… - протянули друзья.
Внезапно на Руслана снизошло озарение.
- Кто знает что такое «ПуП»? – спросил он у друзей.
- М-м… пупок? – неуверенно спросил Филипп.
- Пришёл, Увидел, Победил? – хищно ухмыльнулся Дэн.
- Принцип ультра-фиолетового программирования? – с надеждой спросил Андрей.
- Ну… как это ни странно, но на этот раз ближе всех к истине Филипп.
-Странно, - согласились все.
- «ПуП» - это новый клубняк, который открылся на прошлой неделе, - пояснил Лан.
- Так что же ты сразу не сказал? - удивились ребята.
- Ну… всё дело в том, что открыл его какой-то чудак, увлекающийся оккультизмом… и там творятся странные вещи… - все недоумённо уставились на Лана. – По крайней мере так говорят, - быстро добавил Руслан.
- Не думал, что ты суеверен, - произнёс Дэн.
- Решайте сами, - зловеще произнёс Лан. – Через сорок минут он открывается, но.. слухи так просто не…
- Идём.
- Идём.
- Валим.
Ребята стали суматошно искать свои куртки в общем бедламе и вскоре уже ввалились в вовремя подкатившую маршрутку.
Ехать было сравнительно недалеко и скоро перед ними предстала яркая неоновая вывеска клуба.
- Ну что – идём? – весело крикнул Дэн и зашагал в сторону «ПуПа».
На дверях стоял амбал-охранник, от которого так и веяло отсутствием гуманизма, однако при виде четырёх друзей он приветливо заулыбался и, взяв по пятёрке с носа, проставил штрих-код на запястьях, пропуская в клуб.
Ребята вошли в здание и дверь за ними резко захлопнулась. На них стала давить почти оглушающая после шума оживлённого города тишина. Они испуганно переглянулись – клуб без музыки??
Впрочем, оглядевшись, они поняли, что находятся в довольно-таки просторном холле, высокие сводчатые потолки которого делали его просто огромным. Холл был подсвечен неярким светом красных ночников, под стенами, куда почти не доставал красный свет, стояли кожаные диванчики, на которых смутно угадывались влюблённые парочки. Оглушающая тишина наполнилась неясным шёпотом и шорохом одежды. Дэн уверенно прошёл к огромной тяжёлой двери, венчавшей этот холл. Дверь неожиданно легко поддалась и музыка-транс резко ударила по барабанным перепонкам.
- Пива хочу! – прокричал Денис друзьям.
Все согласно закивали. Андрей и Фил пошли занимать столик, а Руслан и Дэн направились к стойке.
Филипп плюхнулся за первый попавшийся свободный столик и сделал приглашающий жест рукой Дрону. Однако Андрей смотрел куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, Фил увидел шикарную брюнетку в обтягивающем роскошную грудь топике и рваных джинсах, в одиночестве сидевшую за одним из столиков.
- Ну, Дрон… удачи… - проговорил Фил, уверенный в том, что Андрей сейчас засмеётся и сядет рядом с ним.
Однако он внезапно бросил куртку на сиденье рядом с Филом и, сделав глубокий вдох, направился к девушке. Филипп видел, как Андрей с улыбкой что-то сказал ей, как она засмеялась и, кивнув, пошла с ним на танцплощадку. Это Андрей-то! Их вечный ботаник-девственник! Едва Филипп успел подобрать с пола свою челюсть, как к нему подсел Дэн с тремя кружками пива.
- Где Дрон? – спросил он у Фила.
- Там, - кивнул Филипп на танцпол.
- Как это он умудрился её подцепить? Мы же ещё и пяти минут здесь не провели!
- Не знаю – не спрашивай… А где Лан? – спохватился Фил.
- Ты не поверишь… - начал было Денис, но внезапно музыка смолкла и на весь зал разнёсся зычный голос ди-джея:
- Вы не поверите!
- Где-то я это уже слышал… - проговорил Фил.
- Наш клуб сегодня посетил сам Лан Великий!!
Фил поперхнулся и закашлялся.
- Что за бред?! Ты прав. Я не верю, - прохрипел он Денису, однако Дэн не услышал его слова – в этот момент толпа истошно заверещала, а затем стала скандировать:
- Рус-лан! Рус-лан!
- Где это он добился так популярности? – удивился Фил.
Дэн недоумённо пожал плечами:
- Может, в музыкальной школе? – неуверенно предположил он.
Затем музыка грянула с новой силой и друзьям пришлось замолчать, мерно потягивая пиво.
- Фил? Филипп Баранов? – неожиданно раздались удивлённые возгласы позади парней.
«Ну вот. Сейчас они будут орать: «Фил Великий» и всё такое…» - подумал Дэн.
- Женька? Ленька? Гришаня? И их прекрасные спутницы… - Фил обворожительно улыбнулся подвалившей компании. – Дэн, это мои старые школьные друзья, а это – мой лучший друг Денис, - представил он их друг другу. – Я наверняка рассказывал тебе о них много хорошего.
Дэн неуверенно кивнул, удивляясь, с чего это вдруг Фил вспомнил столько слов сразу.
- Ребят… если вы не танцуете, то лучше сидеть не здесь, а в соседнем помещении… идём с нами! – позвал их тот, кого Фил назвал Гришаней.
- Идём, - согласился Филипп и, прихватив с собой пиво и Дэна, присоединился к компашке.
Они вошли во вторую комнату клуба. Здесь царили лёгкий полумрак и тихая спокойная музыка, не мешающая вести беседы за столиками, беспорядочно разместившимися по комнате.
Схватив со стойки ещё пару бокалов пива, они удобно умостились за одним из столиков. Фил начал травить остроумные (!) анекдоты, отвешивать комплименты девчонкам, заливавшимся смехом в ответ на его шутки, хвалить своих друзей и вспоминать «былые» деньки.
Дэн посидел, поудивлялся, а затем решил напиться – чтобы всё вокруг не только казалось пьяным бредом, но и было им.
Денис сел за барную стойку и, заказав себе водки, закурил.

***

Илья Борисович степенно шагал мимо танцующих пар. Он взглянул на смеющегося Руслана, которого на руках тащила толпа веселящейся молодёжи к танцполу; он посмотрел на Андрея, целующегося с какой-то девчонкой и рассказывающего о теории вероятности в перерывах между поцелуями; затем он зашёл в следующую комнату клуба. Он увидел Филиппа, весело рассказывающего очередную шутку:
- …Честное слово! – говорил он. – Она была из тех девушек, из уст которых даже ответ на стук в дверь "Войдите!" звучит двусмысленно!
Компания заливалась хохотом.
Илья Борисович прошёл мимо и наконец остановил взгляд серых умных глаз на Денисе, залпом выпивающего очередную рюмку водки.
- Что – плохой день? – обратился он к Денису.

***

- Да ты что? Этот мужик твоим отцом оказался??? – удивлённо уставился на Дениса Фил.
- Да уж, это действительно невероятно! – всё удивлялся Руслан, выслушав рассказ Дэна о его встрече.
- Да ну.. это и в подмётки не годится тому, что Дрон, наконец, потерял невинность, - рассмеялся Денис.
Андрей залился густой краской и внимательно уткнулся в книгу, перевёрнутую вверх тормашками.
- И всё же.. странное место для встречи отца и сына… Что он там делал? – не унимался Лан.
- Всё очень просто, - пожал плечами Денис, наматывая на вилку макароны. – Он - владелец этого клуба.
- Что?? – Руслан упал со стула, Дрон прищемил себе палец книгой, а Фил рассыпал новую порцию травки, но никто этого не заметил.
- Ты это серьёзно? – Андрей поправил запотевшие очки.
- Так ты – богач! – ухмыльнулся Фил.
- Эй-эй! Ребята! Мне абсолютно всё равно, какого размера у него кошелёк! – охладил пыл своих друзей Денис.
- Но ведь это тоже имеет значение! – возразил Руслан.
Их дискуссия была прервана самым наглым образом – резким звонком в дверь.
- Я открою, - буркнул Дэн и направился к двери.
На пороге стояла Софочка.
- О, сама София Александровна пожаловала к нам, дабы украсить наш скучный вечер, - крикнул Дэн ребятам из коридора.
Все судорожно повскакивали с насиженных местечек и стали судорожно убирать грязную посуду, раскиданные в художественном беспорядке вещи и прочие бытовые предметы, в изрядном количестве скопившиеся в этой комнате с момента последнего визита Софочки, создававшие вид неубранности и неряшливости.
Фил засовывал в холодильник уже последний, женский, непонятно откуда взявшийся, ботинок, когда Софочка вплыла в дверной проём.
- Я к вам на пять минуточек, - улыбнулась она друзьям, усаживавшим её в самое сягкое кресло.
Уж кто, как не они знали, что обычно эти пять минуточек растягивались на чай-кофе-капучино и долгие беседы ни о чём.
Было девять вечера, когда Софочка вдруг опомнилась и засуетилась, вспомнив о детях, готовке и уборке квартиры.
- Ну вот.. заболтали вы меня опять… - бормотала она, одеваясь.
- Софья Александровна, - начал свою заранее заготовленную речь Андрей. – Вот… вы же совсем не отдыхаете, не развлекаетесь.. нельзя так к себе относиться! Один из главных законов НЛП гласит…
Лан закатил глаза и решительно перебил друга:
- Идёмте с нами в клуб, а? Вы же молодая, красивая женщина…Вам надо развеяться.
- Сможете посидеть в спокойной обстановке за бокалом шампанского. Или отдаться на волю музыке и танцам, - поддержал друга Дэн.
- Сможете снова почувствовать себя женщиной, - закивал Андрей.
- Ребята… Это не для меня… Вся эта ваша ночная жизнь… - Софочка растеряно покачала головой. – У меня дом, дети..
- Да-да.. ваш извечный принцип 3К, - тяжко вздохнул Андрей.
- И горжусь этим, - сразу же нахмурилась Софья.
- А не кажется ли вам.. – тихо произнёс Фил. – Не кажется ли вам, что уже давно пора бы сменить ваш принцип 3К на 3О: Отдых, Отрыв и Оргазм?..
Все на миг замолчали, изумлённо глядя на Фила. Потом заговорили разом:
- Попытка, конечно, неплохая..
- Но это уже слишком…
- Ты перегнул палку..
- Ну типа понял. Ну типа молчу. – согласился Фил с друзьями и отступил в тень коридора.
- Нет, ребята. Нет. – закачала головой Софья и стала искать свои ботинки.
- Но.. вы могли бы познакомиться с моим отцом… - привёл последний аргумент Дэн.
- Каким отцом? Разве он не..
- Нет, - покачал головой Денис. – Это должен был быть сюрприз.. я нашёл его. И сегодня опять с ним встречусь.
Софочка почувствовала, что её припёрли к стене и ей ничего не осталось, кроме как согласиться.

***

В двенадцать часов ночи ребята подъезжали к клубу, крепко вцепившись в упирающуюся Софью. Надо сказать, что несмотря на долгие годы заточения в четырёх стенах, навестив пару салонов и приведя себя в порядок она выглядела совсем неплохо. Однако Софочка заметно нервничала и то и дело порывалась позвонить няне, которую оставила с детьми, своему духовному наставнику, а то и вовсе вернуться домой. Но вот они вошли в клуб, и в скорее и её поглотила его атмосфера.
В ту ночь она познакомилась с отцом Дениса. Они долго беседовали о Дэне, о его друзьях, о его судьбе. Но после разговор иссяк и она покинула своего собеседника и ушла танцевать. Софья танцевала всю ночь напролёт, постоянно меняя партнёров. Все восхищались её красотой, грацией и изяществом. Руслана вновь носили на руках, Андрей уединился со своей брюнеткой на диванчике, Филиппа внимательно слушали его новые знакомые, подливая ему всё больше пива за свой счёт, а Денис говорил с отцом о матери.
И так было каждый день. Все с нетерпением ждали, когда же вновь откроется клуб и они попадут именно в то общество, о котором всё время мечтали. Андрей забросил учёбу, Денис перестал общаться со своими старыми друзьями и подругами, Филипп ещё больше налегал на травку, мучаясь постоянными головными болями, Руслан прекратил заниматься гитарой, Софочка уже забыла, когда в последний раз была в церкви и занималась детьми. Но всё это было неважно, ведь в клубе ни одна из этих проблем не могла их потревожить.
Четверо друзей и Софочка молча сидели в зале, изредка поглядывая на часы. Фил пил пиво, Андрей вычищал несуществующую грязь из-под ногтей, Денис смотрел свой старый семейный фотоальбом, Руслан пил чай, Софья кушала булочки.
- Хватит, Дэн, хватит уже медитировать на свои фотографии! – не выдержал давящей тишины Филипп.
- Отвали от Дэна, Фил! – шикнул на него Руслан.
- Тебе пора расширить свой кругозор, - поддержал Лана Андрей и кивнул на кипу давно заброшенных им книг.
- Нельзя быть одновременно весёлым, трезвым и умным, - пожал плечами Фил. – И вообще, чем шире угол зрения, - он выразительно посмотрел на Андрея. –Тем он тупее!
- Боже, и как только тебя терпят твои дружки из клуба! – вздохнул Руслан.
- Просто когда я смотрю на эти старые чёрно-белые фотографии, - внезапно заговорил Дэн. – Мне кажется, что они наполняются красками…
- Но ведь у тебя теперь есть живой папаша! – возразил Фил. – Почему вы видитесь только в клубе? Почему он не покажет тебе где и как живёт? Или проблема в том, с кем он живёт?
- Филипп! – взвизгнула Софочка. – Немедленно прекрати!
- Ну типа понял, ну типа не дурак, - стушевался Фил.
- Я… я не знаю как это объяснить, но… чего-то мне не хватает в нашем с ним общении… Я понимаю – это странно, но…
Дэн умолк, и остальные тоже не посмели нарушить молчания, обдумывая его слова.
- Да, - внезапно проговорил Дрон. – У меня с Машей тоже так…
Руслан только медленно кивнул, вспоминая что-то.
- Ага, - пробормотал Фил, делая очередной глоток. – Какая-то наигранность, что ли…
- Да-да, именно, - встрепенулся Денис. – Какая-то неестественность в его словах, жестах, мимике, улыбке… Я не могу объяснить… и всё же никак не могу дождаться, когад в следующий раз увижу его…
- Наркотик, - тихо проговорил Фил.
- Что? – не поняли друзья.
- У нас у всех те же ощущения, что у наркоманов во время принятия наркотика… - объяснил Филипп.
Друзья недоверчиво посмотрели на него.
- А вы попробуйте – не сходите туда один день, - предложил Фил. – Вот увидите – начнётся ломка.

***

- Через двадцать минут он откроется, - пробубнил Руслан, забираясь в кресло с ногами.
- Да, - протянул Андрей с непонятной интонацией.
- Привет участникам естественного отбора! – в комнату вошёл Дэн и протянул друзьям по банке пива. – Ну что вы такие печальные? – удивился он, оглядев кислые лица друзей.
- Через восемнадцать минут открывается, - объяснил Андрей.
- Забейте! Может, Ирку с подружками пригласить? – предложил Денис.
- Да когда же ты уймёшься? – покачал головой Руслан.
- А что? Хорошему коту и в декабре март! Или вы предлагаете так и сидеть, будто на собственных похоронах? – фыркнул Денис.
Но никто не улыбнулся, никто не поддержал его и тогда он тоже уселся на диван и влил свой голос во всеобщее молчание.
- Всё, открылся, - одними губами произнёс Руслан, когда часы показали двенадцать.
Было полвторого, когда Андрей наконец нарушил тишину:
- А Софья Александровна, наверное, сейчас танцует…
Разговор никто не поддержал и тишина вновь заняла своё законное место в центре их круглого журнального столика, лишь изредка теряя своё равновесие от шума проезжающих машин, выкриков редких в такое время прохожих, шорохов листьев и переругивания птиц. Парни выглядели ужасно – пустые взгляды, безвольно поникшие головы… и лишь плотно сжатые губы и кулаки выдавали их подлинное напряжение. Особенно страшно смотрелся Филипп – испарина выступила на его лбу, волосы прилипли к его лицу, он был необычайно бледен и, обхватив себя руками за плечи, покачивался из стороны в сторону в кресле, что-то невнятно бормоча пересохшими губами.
Было двадцать минут третьего, когда Денис не выдержал.
- Я больше не могу, - прохрипел он и, набросив куртку на плечи, выбежал из квартиры.
Почти сразу за ним ушёл Руслан. Андрей ещё немного и тоже покинул диван, виновато разведя руками в ответ на красноречивый взгляд Филиппа.
И только Фил так и остался сидеть на диване, что-то неустанно бормоча себе под нос, раскачиваясь из стороны в сторону, до самого утра не сомкнув глаз.

***

- Знаешь, Фил, - тихо сказал Андрей Филиппу на следующий день. – Ты действительно самый сильный из нас. Я уважаю тебя.
Руслан молча стоял позади Дрона, внимательно изучая узор на ковре.
- А где Денис? – спросил Фил у Андрея.
- Не знаю, - пожал плечами тот. – Я его с самого утра не видел.
- Вернётся… К ночи вернётся, - тихо проговорил Лан.
Однако Дэн не пришёл ни к ночи, ни на следующее утро. Он вернулся лишь на четвёртый день после своего английского ухода.
Друзья внимательно разглядывали Дениса, недоумённо уставившись на его припухшие, словно от слёз, глаза и губы.
- Их нет, - тихо проговорил он.
- Кого? – не поняли друзья.
- Никого из них нет, - Денис медленно осел на пол. – И клуба тоже нет… и отца моего нет, - его губы предательски задрожали и он отвернулся к стене.
- Что ты такое говоришь? – удивился Андрей. – Я видел сегодня новью твоего папашу…
Денис покачал головой, а затем очень тихо сказал:
- Я был на его могиле… мы провели эксгумацию и опознание трупа… А затем кремировали отца. Он умер.

***

- Кто ты? – спросил Дэн у Ильи Борисовича, едва нашёл его в толпе клуба.
Странно, но ни боли, ни неприязни к нему Денис не ощущал.
- Я – хозяин этого клуба, - одними губами улыбнулся Илья Борисович. – Я – создатель иллюзий. Сокровенное желание каждого из вас здесь воплотилось в реальность. Посмотри на Руслана – разве он не счастлив, будучи столь знаменитой персоной этого клуба? А Андрей? Ему так не хватало любви… Филипп… он мечтал о тонком юморе и уместном сарказме… Разве не счастливы они? И Софочка… которой так не хватало осознания того, что она – женщина… Она так хотела вновь почувствовать себя ею… Посмотри на их лица! – Илья Борисович рассматривал их так, как художник оглядывает свой шедевр. А затем его взгляд встретился с глазами Дениса. – И ты… У тебя была такая светлая, красивая мечта… Ты хотел семьи… Я лично занялся этой иллюзией… Ведь она была так прекрасна…
Дэн грустно улыбнулся.
- Покажи мне свой истинный лик, - попросил он Илью Борисовича.
- Почему? Разве могу я тебя узнать? Или рассказать кому-то? – удивился Денис.
Он лишь покачал головой, странно посмотрев на Дэна.
- Всё это будет лишь очередной иллюзией… Во мне нет истины… Я безлик.

***

Прошло четыре года. Друзья всё ещё общались друг с другом, но встречи их становились всё реже. Андрей женился и был по уши влюблён в свою жену, Филипп оканчивал юридический факультет, Лан, снявшись в нескольких рекламных роликах, был принят на главную роль какого-то сериала, Софочкин муж ушёл в отставку и теперь всё время был с нею, Денис стал великолепным любящим отцом, отдавая ребёнку всё то, чего сам был лишён.
И каждый из них до конца своих дней повторял: «Это реальность, реальность!», так ни на минуту и не поверив в это до конца.


2004г.

@темы: Проза